А. Пичот. Театр-Музей Дали в Фигерасе

На правах рекламы:

• Самая подробная информация оп-1д у нас.

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Рождение и эволюция Театра-Музея Дали

 

"Здесь мы находим умелую инсценировку всех навязчивых идей изобретателя параноико-критического метода."

Рождение и эволюция Театра-Музея Дали

В 1954 году в Зале кариатид Королевского дворца в Милане прошла Выставка картин, рисунков и ювелирных работ Сальвадора Дали. Дворец, принадлежавший другу художника графу Тео Росси ди Монтелера, хранил следы бомбардировок, и это натолкнуло Дали на мысль использовать как выставочное помещение для своих работ обгоревшие стены муниципального театра в его родном Фигерасе. 8 августа 1961 года Дали оповестил общественность Фигераса о своем желании построить музей, заявив: "С молодых лет я следовал завету Монтеня, утверждавшего, что единственный путь к универсальному пролегает через сугубо локальное <...>. Нашему театру предопределено свыше стать музеем Дали. Здесь прошла моя первая в жизни выставка. Каждый сантиметр этих полусгнивших стен — абстрактная картина".

В октябре 1960 г. Рамон Гуардьола Ровира, избранный мэром города, попросил Дали подарить одну из его картин местному краеведческому музею Ампурдана. Просьбу мэра к художнику поддержал их общий друг фотограф Мелито Казальс, или просто Мели, которого Дали заверил в том, что подари! родному городу не просто картину, а целый музей.

Процесс создания Театра-Музея начался в 1961 году. Двенадцатого августа город отпраздновал это событие множеством мероприятий. Среди них была и коррида, на афише которой красовался рисунок Дали — бык, возносящийся в небо. По замыслу автора, поверженного быка должны были поднять вертолетом, но помешал сильный ветер. Этим участие Дали не ограничилось: по его поручению скульпторы Ники де Сен-Фаль и Жан Тингели смоделировали гипсового быка, которого взорвали по окончанию корриды, перед праздничным фейерверком. Затем Дали вручили "Фиговый листок" — высшую награду мэрии города, а в половине девятого вечера, выступая в пока еще разрушенном Муниципальном театре, художник обнародовал свое представление о будущем этого здания, судьба которого, по его выражению, была предопределена свыше, ведь именно здесь в 1919 году он впервые выставил на всеобщее обозрение свои произведения. По этому поводу Дали заявил: "Где же еще, как не в моем городе, должны сохраниться и жить в веках самые экстравагантные и фундаментальные из моих работ? Где же еще? То, что осталось от Муниципального театра, кажется мне очень подходящим по трем причинам: во-первых, потому что я, прежде всего, театральный художник; во-вторых, потому что Театр находится напротив церкви, в которой я был крещен, а вы знаете, что я католик до мозга костей; а в-третьих, именно пятом театре, в его фойе, я впервые выставил свои живописные работы".

В 1964 году и интервью журналу "Тайм" Дали сообщил, что строительство музея начнется с возведения так называемого "геодезического" купола Ричарда Бакминскра Фуллера над сценой старого 1еафа, построенного в 1849-1850 гг.. архитектором Жозефом Рока-и-Бросом. 29 января 1968 г. по предложению муниципалитета было решет превратить театр в музей Сальвадора Дали. Наконец, в 1969 году строительство купола было поручено Эмилио Нерку Пинейро, единственному в Испании архитектору, умеющему создавать подобные сетчатые конструкции. 1 апреля 1970 года, на пресс-конференции в музее Гюстава Моро в Париже, Дали в очередной раз объявил о создании своего музея в Фигерасе.

26 июня ют же года Совет министров утвердил проект создания Театра-Музея. Помощь Министерства жилищного строительства и признание "бедственного положения" Фигераса вследствие бомбардировок в Гражданскую войну 1936 гола способствовали осуществлению строительных работ 13 ок1ября 1970 г. состоялось предварительное открытие Театра-Музея, на котором Дали представил присутствовавшим центральное потолочное панно зала "Дворец ветра" и набросок общей композиции. Реставрацией здания руководили архитекторы Жоаким Рос де Рамис, созда1ель Музея Пикассо в Барселоне, и уроженец Фигераса Александре Бонатерра. В августе и сентябре 1973 года в музее была проведена получившая широкое освещение в прессе благотворительная выставка "Дали: его искусство в ювелирных роботах", Поступления от которой были переданы Испанской ассоциации друзей детства эту выставку можно считать репетицией официального открытия музея. И, наконец, 28 сентября 1974 годи, после множества препятствий, трудностей и длительного ожидания, благодаря неизменной поддержке города и его мэра и прямому активному участию самого художника в работе над проектом, при огромном стечении публики Театр-Музей Дали был торжественно открыт. Рамон Гуардьола в своей хорошо документированной книге "Дали и его музей" гак описывает события того дня: "До открытия музея оставалось совсем немного. Успех был непомерным. Царил упорядоченный хаос. Блюстителям общественного порядка пришлось вести настоящее сражение. Было очевидно, что сдержать напор людей не удастся. <...> После приезда Дали и представителей власти вице-президент правительства перерезал ленту, и официальное открытие Театра-Музея состоялось. Восхищение было всеобщим, сюрпризы следовали один за другим. Дали давал подробные объяснения сопровождающим. Дойдя до старой сцены под куполом Переса Пинейро, собравшиеся выслушали Гимн Музея, сочиненный Эрнесто Хальфтером <...>".

Музей рос и развивался, как живой организм: Дали менял и дополнял экспозицию до самой своей смерти в 1989 году. Музей стал последним шедевром и абсолютным венцом его творчества.

Рождение и эволюция Театра-Музея Дали

Сегодня, говоря о нынешнем Театре-Музее Дали, мы имеем в виду два четко различающихся выставочных комплекса. Первый создан на основе старого муниципального театра, построенного в XIX веке архитектором Рока-и-Бросом и сгоревшего 19 февраля 1939 года (пожар случайно устроили солдаты марокканцы франкистской армии). Здание было превращено в Театр-Музей в соответствии с замыслом и проектом самого Дали и являемся единым художественным произведением, в котором каждая деталь служит неотъемлемой частые целого. Эта авторская работа сохраняется в нетронутом виде. Второй комплекс образован залами, присоединенными к зданию муниципального театра в ходе различных расширений здесь и подземная часовня-крипта (Дали пожелал быть похороненным под куполом своего музея), и залы Башни Галатеи, некогда часть средневековых стен города, приобретенная в 1981 оду. В этой башне Дали жил с октября 1983 года до своей смерти 23 января 1989 г. Прежде чем сюда переехать, художник переделал фасад и изменил планировку здания. 9 октября 1983 г. Дали заявил, что "отныне и впредь Башня Горгот будет называния Башней Галатеи" и станет памятником всем загадкам. По его замыслу, в Башне должны находиться "как тайные реликвии путешествия аргонавтов, охраняемые надписью "Не героям вход воспрещен", так и Пещера Загадок". Дали также предложил воспроизвести в одном из помещений башни кабиинет Франсеска Пужольса, превратить один из залов в кинозал с предупреждающей надписью у порота "Художественным критикам не входить!" и изучать здесь новейшие достижения науки и -клетки, основанные на математических теориях Рене Тома. Он также сделал первые наброски оформления фасада Башни Галатеи, украсив ее манекенами, яйцами и хлебцами.

Первою июля 1990 года в здании, |де жил художник, было открыто новое помещение Театра-Музея. Здесь выставлены в основном произведения его последнего периода (1979-1983 гг.). 19 мая 1994 года в присутствии короля и королевы Испании состоялся торжественный акт открытия так называемых "новых залов", расположенных в соседней постройке (некогда постоялом дворе "Фонда Кондаль", а затем — ювелирной лавке), где были размещены последние поступления Фонда "Гала-Сальвадор Дали", среди которых выделяется огромное полотно под названием "Апофеоз доллара" [С40]. В июне 1999 г. фонд выкупил у американского Фонда Оуэна Четэма коллекцию ювелирных изделий Дали, выставлявшуюся в Театре-Музее еще при жизни художника в августе-сентябре 1973 года, за год до официальною Открытия музея. Повторный показ коллекции состоялся в 2001 году в том же зале и был организован архитектором Оскаром Тускетсом таким образом, чтобы посетители могли увидеть не только сами изделия, но и эскизы к ним. Центральное место в экспозиции, как было и в новых залах, отводилось картине 1965 года "Апофеоз доллара".

В комплексе Театра-Музея спроецированы и воплощены творческая мечта и энергия художника, как это объяснял сам Дали: "Существование иных миров очевидно, в этом нет сомнения. Но как я уже не раз говорил, эти другие миры существуют в нашем мире, здесь, на Земле, а именно: в центре купола Музея Дали, где целиком поместился новый мир — поразительный и безумный мир сюрреализма".

1акже представляет интерес перспектива, с которой рассматривает Театр-Музей Дали философ Игнасио Гомес де Лианьо: "...это был настоящий Театр Памяти, в эпоху Возрождения подобная идея родилась у венецианскою туманиста и герметика Джулио Камилло <...>, который, как пишет Виглиус ван Цвихем Эразму Роттердамскому, называл свой театр множеством имен, говоря о нем как о возведенном или пост роенном разуме, как о разуме и душе с окнами. Он считает, что все, что может вообразить себе человеческий разум, но что мы не в силах увидеть нашим телесным зрением, можно выразить определенными материальными знаками таким образом, что зритель мгновенно сможет увидеть собственными глазами все то, что в другом виде оставалось бы сокрытым в глубинах человеческою разума. И в силу возможности увидеть все телесным зрением, он называет это театром". Гомес де Лианьо продолжает: "Театр Фигераса — можно сказать и Театр Фигур — является системой мнемонических точек, аналогичной той, что придумал Джулио Камилло, чтобы дать разуму лицо: здесь тайное становится явным, открываются окна души, в этом месте суть вещей обретает плоть".

Каждый зал и каждый экспонат Театра-Музея обладают силой притяжения и, что самое главное, создают ощущение особой тайны. Поэтому посетители выстраиваются и будут выстраиваться в очередь, плененные той несказанной тайной, какой является притяжение гения. Дали открывает нам дверь — ящик — в мир, мир подсознательного. Уместно закончить это введение цитатой из интервью художника Жоржу Борнесу, опубликованного в газете "Фигаро": "Если его посещает столько людей, считает Сальвадор Дали, это не потому, что здесь на стенах развешаны картины, как в большинстве музеев, а потому что здесь полно загадок. Известно ли вам, что успех любой религии коренится в ее таинствах? Если все объяснить научно, тайна исчезнет, а вместе с ней — и повод вернуться. А посетив этот музей однажды, люди придут и на следующий день, потому что здесь воплощена непреодолимая тяга к субъективному знанию!".

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2021 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»